Земляки — герои

Кадулин Фрол Федорович
Кауртаев Алексей Иванович с боевым товарищем

Дорогие друзья! В преддверии празднования 75-летия Победы Учинский музей предлагает вашему вниманию цикл статей, рассказывающих о боевых подвигах наших земляков.

Кауртаев Алексей Иванович родился 4 мая 1923 года в д.Половинка Кондинского района. В ряды Красной армии призван Кондинским РВК 19 июня 1942 года в должности командира минометного расчета 218 Минометного Днепровско-Речицкого полка. В боях 14 января 1945 года при прорыве переднего края обороны противника на левом берегу р.Висла в районе д.Новая Мшадла, несмотря на сильное огневое воздействие противника  на район ОП, огнем своего миномета уничтожил до взвода пехоты противника, 3 станковых пулемета, обеспечив тем самым успешное продвижение поддерживаемой пехоты. 21 января 1945 года в районе д.Альт расчет сержанта Кауртаева уничтожил 3 повозки с боеприпасами и одно орудие ПТО противника. За проявленное мужество и отвагу представлен к правительственной награде Орден «Слава» III степени.

Кауртаев Василий Васильевич родился в 1917 году в д.Учинья. В армию призван Нахрачинским РВК в августе 1937 года, с 28 июня 1941 года принимал участие в боевых действия по защите границ СССР в должности разведчика 66 развед.роты 97 стр. дивизии.

Участвуя в ночном поиске в ночь с 18 на 19 февраля 1942 года был в группе обеспечения. Когда завязалась жесткая схватка немцы стараясь обойти слева, товарищ Кауртаев В.В. изъявил инициативу, отрезав группу немцев и полностью уничтожил ее, и чем способствовал выполнению задачи, пленный был взят. В ночной разведке вел себя мужественно и бесстрашно.

Таким же мужественным, смелым и инициативным старший сержант Кауртаев Василий Васильевич проявил себя в период июльско-августовских боев 1943 года. При выбытии из строя командира взвода он принял на себя командование взводом и все поставленные задачи выполнял точно и своевременно. В бою за д.Ветрово товарищ Кауртаев со своим взводом захватил в плен двух немцев и двух солдат уничтожил.

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Кауртаев Василий Васильевич награжден медалью «За Отвагу».

Чейметов Афанасий Данилович родился в 1902 году в д.Учинья. В ряды Красной армии призван Кондинским РВК 21 сентября 1941 года. Будучи в составе 1258 стрелковом полку с 1 июня 1942 года в должности стрелка — хорошо изучил материальную часть винтовки и ручного пулемета. Находясь на боевом охранении 1 стрелкового батальона проявил стойкость и храбрость, он лично из винтовки уничтожил 7 фашистских солдат.

В 1943 году участвовал в боевых действиях  на Волховском фронте. В бой шел смело и отважно, впереди роты, увлекая за собой на разгром врага остальных бойцов подразделения.

Товарищ Чейметов  дисциплинированный, примерный красноармеец пользовался авторитетом среди красноармейцев подразделения, за что представлен к правительственной награде медалью «За боевые заслуги».

Кадулин Фрол Федорович родился 31 августа 1922 года в д.Масленка, Нижне-Тавдинского района,  Тюменской области. В ряды Красной армии призван Кагановичским ГВК Свердловской области 20 мая 1944 года. После призыва сразу был направлен на обучение в Молотовское пехотное училище. После обучения воевал на 1-ом Белорусском фронте в составе 691 стрелкового полка в должности пулеметчика.  14 января 1945 годы отбиваясь от вражеского наступления красноармеец Кадулин был ранен в левое бедро.  За период нахождения в действующей армии товарищ Кадулин Фрол Федорович в плену и окружении не был, на оккупированной территории не проживал. За полученное ранение в Великой Отечественной войне ефрейтор Кадулин Ф.Ф. достоин награждения медалью «За боевые Заслуги».

В статье использованы материалы из фондов Учинского музея, базы данных «Память народа», «Мемориал».

Хомякова Олеся Александровна, хранитель фондов.

Мифологическое время. Духи-покровители



Изображение духов-покровителей на священном месте.
Манси. р.Ляпин, 1960-е годы.

Когда-то Нуми-Тōрум распределил своих детей, братьев и сестер по территориям, где живут манси. Так появились духи-покровители определенных территорий. Это духи меньшего ранга. Они расселились по всем рекам (в истоках, в верховьях, в середине рек). Об этом повествуется во втором томе фольклорных записей Б. Мункачи «Героические песни богов». Приведу лишь несколько примеров: Āс-котиль ōйка Бог середины Оби; Тагт-талях ōйка Светлый герой озерного лебедя Герой верховья Сосьвы. Хōнтыӈлуи ōтрыг ‘Бог нижнего края Конды, Полум-тōрум-ōйка ‘Бог Пелыма и др.

В нашем таежном крае, свыше двух тысяч рек и свыше ста тысяч озер, все они имеют своих покровителей. Покровителей имеют и селения, которые находятся по их берегам.

На Конде духов-покровителей называли шайтанами. П. П. Инфантьев в своих этнографических заметках «За Уральским бобром. Путешествие в страну вогулов» (1892 г.) о духах – покровителях Конды писал следующее: «Каждый пауль, каждая речка, каждый урман имеет своих покровителей. Кроме того, у каждого вогула в юрте есть свои домашние шайтанчики. Все эти шайтанчики бывают или добрыми или злыми. … Духи-покровителя озера Оронтур (верхняя Конда) назывались Илим-чим-ной-отр и представляли из себя 14 медных лебедей, смотревших на озеро. Семь из них представляли самцов и стояли по правую руку; другие – семь самок по левую. Величиною каждый лебедь был до трех вершков. … Всякий раз, возвращаясь с удачной охоты, оронтурцы приносят там жертву белого оленя или белого барашка. Впрочем, кроме животных эти шайтаны принимают жертвы и деньгами, и платками, и медными кольцами, которые относятся в рощу и кладутся где-либо под деревом».

По сообщению С. Шульгина, предпринявшего поездку на Конду в 1901 году, в селе Нахрачинском, в Согомских юртах и в других населенных пунктах вдоль Конды многие манси и ханты духов-покровителей называли тонхами. Изображения тонхов помещались в «сумь-яхи», рядом с которыми совершались жертвоприношения животных и складывались дары

Один из духов-покровителей деревни Леуши был Мос-князь. К нему обращались следующим образом: «Мос-князя, сердитый сын, мос-князя, злящийся сын, хороший сын нашего дедушки, сын пятого лесного котла, сын шестого лесного котла». Этого духа почитали в лесу, в 40 верстах от Леушей, где росла большая лиственница или кедр. Финский исследователь А.Каннисто считает, что под лесным котлом кондинские манси понимали леса из очень высоких деревьев, среди которых охотник ходил как по дну котла.

Продолжение следует…

Хомякова Татьяна Владимировна, методист музея.

На сохатого

Лось – самый крупный представитель семейства оленевых отряда парнокопытных, вес которого достигает до 600 кг.

Этот гигант не мог не войти в число самых священных животных угорского пантеона, и ему посвящен не малый пласт мифологических представлений.

На территории ХМАО этот таёжный гигант был расселен на всей территории, и поэтому охота на него велась повсеместно.

Охота на лосей организовывалась в два сезона. Первый – с середины августа по середину сентября, во время брачных игр. В это время продуктивны были самострелы и загон с собакой, поскольку нагулявшее на летних кормах животное становилось плохим бегуном. Второй – во второй половине зимы и, особенно, в предвесенний период. Начинали промысел скрадом без собаки, а с образованием наста переходили к загону с собакой.

Ловля гонкою производится по первому зимнему пути или в марте по насту, когда лось, пробивая обледеневшую кору, вязнет в снегу, обдирает себе ноги и скоро утомляется. В последнем случае можно охотиться без собак, с одним ружьем, на лыжах, но в первом — необходимо иметь хорошую собаку, еще лучше двух или более. Успех охоты много зависит от глубины снега, а всего более от искусства собак: если снег мелок, гонка продолжается иногда два или три дня сряду и более; от собак же необходимо требуются легкость и настойчивость и вместе с тем хладнокровие, иначе они не скоро нагонят и не скоро остановят зверя. Охотник же догоняя зверя, приближался к нему на расстояние выстрела.

На сухих болотах и островах лося добывали самострелами.
Добывали лося и старинным коллективным способом — загородками и ямами, устраиваемых на путях миграций животных. Манси строили длинные изгороди (до 70 км), в две жерди. В изгороди оставляли несколько проходов. По обеим сторонам прохода настораживались самострелы с длинными стрелами и наконечниками в виде ножей. Самострел на лося и дикого оленя настораживается таким образом, чтобы веревочка, которая тянется от места на тропе к спусковому устройству, перегораживала животному путь: лось тревожит бечевку — и получает смертельное ранение стрелой. Иногда удар был настолько силен, что пробивал грудную клетку животного насквозь.

Иногда в проходах выкапывали глубокие ямы, устанавливая на дне колья с ножами, и тщательно маскируя все хворостом. Ловчую яму готовят непосредственно перед ловлей, а когда добыто необходимое число зверей, колья убирают, и яма становится неопасной.

Безотходные технологии традиционного хозяйства превратили лося в ценный источник сырья при заготовке жира и сухожильных нитей, шитье одежды и постельного убранства, изготовлении рукояток ножей и наконечников стрел… И если когда-то родится идея поставить памятники тем животным, кто на протяжении тысячелетий своими жизнями обеспечивали обитателям югорской земли выживание и развитие, то первыми в этом списке будут лось, северный олень и медведь. 

Анна Михайловна Ерофеева, директор музея.

Мифологическое время. Боги нижнего мира.

Обитатели нижнего мира.
Г.Райшев

Когда речь заходит о рождении Торума, он оказывается  не рожденным единичным, за ним неотступно следует его тень — инакость, со-творец, брат-враг Куль, Куль, Кынь-лунк (хант.), Куль-отыр (манс.). Это властелин (дух) подземного мира, насылающий на людей болезни. Когда-то он был братом Нуми-Тōрума, но из-за своего характера, зависти, жадности и других пороков был извергнут вниз. Иногда его называют «низовой человек», так как, по сказкам, он живет на Севере, а Север и низ в мансийском языке – синонимы. В бытовой речи его еще называют Тэрн хуль  ‘черт страшной, губительной болезни.  

Божеству подземного мира приносились жертвы. Куль как носитель враждебного начала занимает значительное место в мифологии обско-угорских народов. В мифах творения Куль противостоит Торуму: выпрашивает у него и прячет светила, вредит при создании людей, соблазняет их на нарушение запретов и указаний Торума, создаёт вредоносных животных.

Сказывают, что если человек на этом свете был плохим, то он попадает в нижнее царство, небо там высотой с хвост собаки, там покойный будет жить только ползком, сесть нельзя — низкое небо.

Еще одно божество, принадлежащее к Нижнему миру Самсай-ойка «Невидимый человек». У манси он более значимым для людей в повседневной жизни и религиозно-обрядовой практике. Изображение Самсай-ойки имелось в каждом мансийском доме между чувалом (очагом) и стеной. При этом образ Самсай-ойки трактуется неоднозначно. С одной стороны, ему приписывается вредоносность: он, как посланник Куль-отыра, связан с
распространением эпидемий. С другой стороны, он защищает дом от нечистой силы и даже предохраняет обитателей дома от болезней. 

Продолжение следует…

Хомякова Татьяна Владимировна, методист музея

КАМКА

Мы продолжаем вам рассказывать о разновидностях ловушек, сегодня речь пойдет о рыболовной ловушке «Камка». Если охота для манси страсть, образ жизни, то рыбалка — дополнение к ней. Рыба  занимала существенное место в рационе питания манси. Ее ели как в сыром, так и вареном виде, вялили и сушили для зимних запасов. Отсюда разнообразие способов ловли. К основным относился способ, когда на небольших речушках сооружались из вырубленных кольев запоры, перегораживающие речку, в которых оставляли один – два прохода для установки «морды», или, по – мансийски «камка».

Камка —  рыболовная снасть — ловушка, имеющая вид двух вставленных один в другой конусов, сплетенных из прутьев.  Для плетения морд использовались деревянный жал, кедровый корень, тонкие стебли черемухи или ивы. Морды из водопойного молодого тальника не плели, их делал на Конде приезжий люд. Морденный жал готовили из соснового ствола. Заготовки, или голтьё, из сухостойного либо предварительно просушенного дерева кололи на тонкие жалины, потом строгали их.

На протяжении веков кондинские рыбаки-манси пользовались деревянной ловушкой особенно в мелких водоемах: речках, живунах, курьях, озерах и даже на Конде, где городились запоры.

Научный сотрудник  Хромова Надежда Викторовна.

Мифологическое время. Боги среднего мира.

Среди важнейших фигур пантеона божеств угорского народа – семь сыновей Нуми-Торума, которых он послал землю для непосредственного управления делами людей, особенно младший из них, Мир-сусне-хум – покровитель человеческого рода и посредник между людьми и богами. В этнографии и фольклоре это, пожалуй, самый популярный и распространенный образ.

Мир-сусне-хум рисуется как всадник на белом восьмикрылом коне, объезжающий мир на высоте облаков, он — «царь идущих облаков». Когда Мир-сусне-хум спускается на землю, под ноги его коню нужно ставить серебряные тарелочки.

В мифе Мир-сусне-хум предстаёт как культурный герой, которому приписывается инициатива творения земли, создание человека, обучение промыслам, различным знаниям и навыкам. Он был первым охотником на лося, создал огонь, полезные
растения и животных, велел птицам прилетать летом на север.

Также одно из главенствующих мест в мифологии манси занимает Водный царь (водный дух) Вить-Хон. Это неудивительно, люди, у которых традиционным промыслом является рыболовство, уделяли большое внимание этому персонажу. В мансийской мифологии существуют варианты представлений о Вить-Хоне как о божестве, которого Верховный бог Нуми-Торум поместил в воду, чтобы водный владыка распределял икру и следил за плодовитостью рыбы.

По бытующим мировоззрениям главная обязанность Вить Хона давать рыбу. А если водного духа умилостивить, то он обязательно защитит и убережет от подстерегающих опасностей на воде. Без приношения жертвы Водному духу нельзя спускать лодки на воду, нельзя устанавливать снасти.

У манси достаточно много личных божков, каждый человек имеет своего защитника. Но общим для всех божеством, является и Нāй (Нāй ӭква) ‘Женщина-огонь’. Другое ее название – «Семиязыкая мать моя». Най эква живет в доме рядом с человеком. Она представляется в виде живого существа, прародительницы рода. Представление это настолько реально, что мужчинам запрещается раздеваться донага перед огнем.

Най – эква представляется в образе женщины, одетой в красный халат-сах и платок. Считалось, что она защищает жилище от злых духов и оберегает его обитателей от болезней, помогает сохранить благополучие в доме. Манси бережно относятся к огню и соблюдают запреты в отношении огня. Женщины заботились о домашнем огне, угощали ее, бросая в огонь кусочки жира или лоскутки тканей.

Продолжение следует…

Хомякова Татьяна Владимировна, методист музея.

Охота без капаканов и оружия. Кулемка.

Мы продолжаем вам рассказывать о разновидностях ловушек на лесного зверя, и сегодня предлагаем вашему вниманию ловушку на соболя «кулемка».

При охоте на соболя главной задачей является сохранение его меха. И конечно, же лучший метод его добывания — это «кулемка».

«Кулемка» — ловушка давящего типа, состоит из: сбежка, порожка, давка и насторожки.   Позволяет добывать за сутки  несколько десятков зверьков одним охотником – разумеется, при правильном изготовлении самоловов и подборе удачных приманок.

У соболя очень сильно развито обоняние и поэтому ловушка полностью деревянная, в ней нет ни одного гвоздя или цепочки, поэтому она не издает отпугивающего запаха.

Охотник на месте предполагаемого прохождения соболя «путика» строит кулемку. Настораживает насторожку с приманкой. Лучшей приманкой служат кусочки боровой дичи: рябчик, тетерев, глухарь. Самая лучшая приманка — это рябчик. Одним рябчиком наживляют четыре ловушки.

Ставились такие ловушки в лесах, поперек звериных троп.

Ловушка очень удобна в обслуживании: во-первых, охотник при настораживании или снятии зверька не нагибается; во-вторых, не снимая рукавиц, может и насторожить ловушку, и нанизать наживу, и вынуть попавшего зверя.

Тихая охота на соболя зимой имеет свои преимущества и недостатки.                                                    Необходима тщательная подготовка материала и приманок. Многие считают, что охота на соболя ловушками лишена интриги и азарта преследования дичи, а ведь поставить кулемку на соболя не просто. Кроме этого, необходимо уметь читать следы соболя на снегу.

       Научный сотрудник  Хромова Надежда Викторовна.

Эхо войны

В 2005 году Учинский музей организовал первую краеведческую экспедицию «Люди и судьбы Конды» по населенным пунктам Кондинского района для сбора материала о ветеранах Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.  В одном из поселений, а именно в поселке Луговой, участники экспедиции посетили ветерана Вискунова Василия Афанасьевича, который родился 14 января 1925 года в деревне Корп Кондинского района. По национальности русский. Отец — Афанасий Степанович 1904 года рождения, мать — Наталья Федоровна (в девичестве Петрушкина) 1906 года рождения.

По рассказу Василия Ивановича: «до войны работал в колхозе «Красное знамя» рабочим, а потом и бригадиром. На фронт ушел в мае 1943 года, в этот день вместе со мной ушло еще 5 человек. Сборный пункт был в поселке Нахрачи (ныне Кондинское) везли на пароходе до Ханты-Мансийска, а дальше до Омска. Сразу был зачислен в морскую пехоту и отправлен на фронт. Воевал на третьем Белорусском фронте под командованием Черняховского, под Оршей (Белоруссия)».

В одних из июньских дней 1944 года участвуя в боевых операциях Витебской области  д.Ширки, красноармеец Вискунов подавил пулеметную точку противника и уничтожил гранатами шесть немецких солдат и офицеров. Благодаря своей меткости отбивал превосходящие силы противника, удерживая завоеванные рубежи в районе д.Ширки.

«Во время этого непростого боя  был ранен в голову – рассказывал Василий Афанасьевич, пробыл в блиндаже всю ночь. Видел, как на моих глазах умирали тяжело раненые бойцы, от боли, они просили товарищей добить их. Утром меня увезли в госпиталь на станцию Лежно, там пролежал 20 дней. Из Витебска на машинах переправили в Литву г.Каунас в запасной полк. После восстановления продолжил бои в стороне Германии, где получил тяжелые ранения немецкими пулями в четырех местах. Все раны были залечены, но лишь одна фашистская пуля осталась со мной на долгие годы».

Спустя 40 лет из ноги ветерана была извлечена эта пуля, которую Василий Афанасьевич передал в Учинский музей.

Олеся Александровна Хомякова, хранитель фондов